Радуга Вангмарра


-Какого типа работу вы хотели бы получить? Господин... Господин Соланж.
-Соланг, - поправил посетитель.
-А. Ладно. Хоть это и неважно, - чиновник черкнул что-то на листе и подозрительно глянул поверх круглых стёкол очков на просителя. Не нравился тот ему. Вот не нравился и всё. Неизвестно, почему. Хотя... Перчатки, к примеру. В этакую-то жару! Дорогие перчатки, тонкой выделки, с травленным узором, да длинные какие - до локтей почти. А рубаха совсем простецкая. Такую крестьяне в провинциях носят. В город и то что-нибудь понаряднее одевают. И шляпу не снял, - совсем никакого уважения к представителю местной власти!
Посетитель задумался.
-А какие вакансии имеются?
Ишь, ты, вопросом - на вопрос; невежа к тому ещё!
Чиновник вытер пот, обильно струящийся по лицу, потом плюнув мысленно на этикет (Перед кем красоваться? Перед э т и м что ли?!), стащил с головы парик, бросил в ящик стола, вздохнул облегчённо, - хорошо-то как! - почесал голову. Кудельки редких, мышиного цвета волос радостно встопорщились.
-Вакансии, - протянул задумчиво, хотя знал прекрасно всё, что имеется свободного, и на что народ, явившийся на городскую биржу труда, охотно не кидается. Покуда уж совсем не прижмёт. Пошуршал для вида бумагами. -Имеются места в каменоломнях, очистных шахтах, на кладбище.
-На кладбище? - переспросил посетитель. Он что, туговат на ухо к тому же?
-Ну, да, - кивнул чиновник. - Перенос кладбища за черту города с перезахоронением останков. Не всех, ясное дело, но тех, за кого заплатили родственники усопших.
-А ещё что-нибудь есть?
-Не нравится? - чиновник саркастично усмехнулся. - Что ж так? Руками работать не хочется, а денежку иметь надо?
Оглядел клиента.
-Вы вполне крепкий мужчина. Жилисты слегка, но так то ж и лучше - лишний жир работе помеха.
-Но...
-И нездешний. Издалека, - уточнил чиновник. - Весьма издалека. А чужеземцы не могут претендовать на элитные должности. Таков закон.
-Это так заметно? Что издалека.
(Ехидничает! Он ещё и ехидничает!)
-Манеры у вас, знаете ли, провинциальные. Даже, я бы сказал, глубоко провинциальные.
-Вот как?
-В государственных учреждениях, например, - скучно заметил служитель, - принято снимать головной убор. И не только в присутствии дам.
-Простите, - посетитель снял шляпу, под которой оказался туго повязанный на голову платок непонятного цвета, но раньше явно имеющий узор в горошек. Понять брюнет мужчина, рыжий или вообще седой, оказалось невозможно. И, похоже, ему совсем не жарко. Чиновник разочарованно хмыкнул.
-Для провинциалов выбор у нас невелик, - толкнул через стол чистый лист бумаги. - Заполняйте.
И усердно заскрипел пером, с головой погрузившись в писанину бесконечных отчётов, формуляров и прочей бюрократии.
Посетитель сел у окна, аккуратно пристроив на столе свой колпак - ну, мужлан, чего взять с такого?! Чиновник с ненавистью глянул в его сторону.
Народу в бюро труда сегодня было мало, все разошлись пару часов назад. Отдел вакансий давно бы уже можно закрыть, если б не этот странный тип, явившийся мало того в неподходящий момент, так ещё и в самый жаркий день года. Эх, мантию не стащить как парик с головы! Камзол давно промок от пота, прилип к спине - мерзкое ощущение.
-Простите, а что за фраза такая «не имеете ли склонности к агорафобии»?
-Работа на открытом пространстве, - буркнул писарь, злорадно про себя усмехнувшись. Напиши, дружок, напиши, что не боишься! Будешь за джаваками охотиться. Или они за тобой - как кому повезёт!
Посетитель пожал плечами, что-то черкнул пару раз в своём листе и, наконец, положил его перед чиновником. Тот пробежал глазами анкету.
-Магических способностей... выносливость... агорафобии нет... - бросил лист в толстую кожаную папку. - Зайдите через пару деньков. Что-нибудь подыщем. Может быть.
-Благодарю, - посетитель нахлобучил шляпу и вышел.
* * *
-Так, - упитанный господин одетый, несмотря на жару, в плотный шерстяной костюм-тройку, пробежал глазами лист с печатями биржи труда и, прищурившись, осмотрел посетителя с ног до головы. - Значит, вас прислало бюро? Ну, заходите. Побеседуем.
Они прошли в небольшую комнату с высоким окном, множеством шкафов вдоль стен и большим письменным столом, за который хозяин сразу уселся. Его стул оказался единственным, и гостю пришлось стоять.
-Тут не указан род вашей деятельности, - толстяк поводил пальцем по биржевому бланку. - Чем обычно занимаетесь? Или лучше - что умеете делать?
-Большей частью я путешествую. И владею соответствующими навыками, необходимыми в дороге.
-Костёр что ль умеешь разжигать? Очень ценно, - фыркнул толстяк. - А к нам зачем? В Аттарами? Если на одном месте сидеть не любишь.
-Так получилось, - гость не отреагировал на колкость, но в синих глазах промелькнула улыбка. - Пришлось задержаться.
-Угу-угу, - хозяин о чём-то задумался, продолжая изучать бланк направления и барабаня пальцами по столу. - Работник мне нужен, да. Для выполнения одного дела.
-Только одного? Работа временная?
-Да. Но заплачу столько, что сможешь путешествовать потом хоть год, хоть три, если будешь экономным. Или откроешь собственное дело. Могу даже поспособствовать. Коли захочешь.
Он опять задумался. Посмотрел в окно. Во дворе усадьбы садовник подстригал кусты, сновали слуги, за оградой прогромыхала повозка, - шла обычная будничная суета.
-Дело довольно деликатное, хотя и совсем несложное...
-Я слушаю.
-В паре тысяч лиг от Аттарами есть городишко один - Ханпур. Знаешь о таком?
-Слышал.
-Надо сопроводить туда паренька, - и добавил. - Моего сына.
-Сколько ему лет?
-Двадцать два.
-До Ханпура ходят поезда, - пожал плечами гость. - А мальчик довольно взрослый. Разве он не справится сам?
-Я же сказал, что работа не сложная, - сухо заметил хозяин. - Она тебе нужна или нет?
-Да. Простите.
-В Ханпуре вас встретит мой управляющий. Передадите ребёнка ему, возьмёте письменное подтверждение - мой человек знает, как и что написать; это чтоб ты не вздумал жульничать! - и можешь возвращаться за вознаграждением. Три дня - и ты свободен.
Выжидающе глянул.
-Ну?
-Когда ехать?
-Завтра. Утром жду тебя на вокзале. Деньги на путевые расходы получишь перед отправкой.
-Хорошо. Я всё понял.
-Ты где остановился? А то можешь переночевать в прислужницкой - там есть койки.
-Благодарю. Я снял комнату в пригороде.
-Пусть так, - махнул рукой хозяин. - Тогда всё на сегодня. Ступай.

Аттарами, столица Золотого мира, город, хоть и не поражающий воображение размерами и роскошью, в это время года отличался особой яркостью и весельем. Сюда на празднование окончания сбора урожая съезжались гости из провинций - туристы, торговцы, искатели приключений. Нарядно одетые улыбчивые горожане приветствовали друг друга и всех незнакомцев и приезжих. Никого не обделили дружеским похлопыванием по плечу и широкой улыбкой. Атмосфера праздника присутствовала везде. В парках играла музыка, владельцы уличных ресторанчиков зазывали гостей и наливали каждому бесплатно по стаканчику вина из золотого зерна ции, которое щедро заполнило фермерские закрома и сулило сытую безбедную зиму.
-Красавчик! Иди к нам! - хохотали весёлые захмелевшие девушки. Странник молча улыбался им и шёл своей дорогой. Остаток дня он бродил по городу, заходил в магазины и лавки и размышлял о предстоящей поездке. Странной выглядела и ехидная ухмылочка чиновника из бюро труда, которую тот и не постарался скрыть, вручая бумагу с направлением, и факт, что толстяк не удосужился даже имя узнать у своего нового работника, а награду посулил немалую, и дело на первый взгляд совсем уж пустяковое, с коим вполне справился бы любой слуга, а их, как заметил странник, вполне хватало в доме... Впрочем, либо загадки вскоре разъяснятся сами собой, либо пусть себе останутся загадками; главное, чтоб не мешали выполнению дела. Да и веселье, царящее вокруг, не навевало грустных мыслей и настроения раскрывать какие-то тайны.
Домой вернулся, когда совсем стемнело. Хозяйка, фигуристая вдовушка лет сорока, заулыбалась, засуетилась, затараторила, что горячая ванна готова и ждёт господина. Господин поблагодарил и сунул женщине серебряный реал в награду за труды. Хозяйка послала служанку за полотенцами и через некоторое время вернулась проверить и спросить постояльца, не нужно ли ему ещё чего?
-Ах, ты, бестыжая! - Отвесила подзатыльник девке, наблюдающей в дырочку за гостем. Служанка пискнула, засопела обиженно и прошмыгнула в коридор. А хозяйка, поколебавшись несколько секунд, сама прильнула к щёлке в двери. Восхищённо вздохнула, разглядев мускулистый загорелый торс (вот только тощ немного, подкормить бы с месячишко, ах, какой мужчина получился бы!), а потом и вовсе раскрыла рот в удивлении, когда постоялец снял косынку, и среди чёрных, вьющихся волос отдельные пряди блеснули зеркальным серебром. И на руках без перчаток - хозяйка не могла сказать, на обеих ли, но на правой - точно! - тоже что-то сверкнуло, какие-то полосы.
Тут гость медленно оглянулся и посмотрел на дверь. Любопытная женщина сразу машинально отпрянула. Хмыкнула, покачала головой. Что ж, чего она только не видывала в жизни! В конце-концов, да будь постоялец хоть нежитью - ей-то что? Лишь бы вёл себя прилично, да деньги платил!..
За дверью послышался шум льющейся воды. Вдовушка подавила желание ещё раз заглянуть в щель, улыбнулась кокетливо сама себе и тихонько вышла.
* * *
На вокзале царила обычная для подобных мест суета. Прибывали и отправлялись в путь поезда. Народ толпился большей частью у вагонов «эконом-класса», где места дешевле, возле купейных же либо не было никого, либо чинно прогуливались в ожидании отправления солидные, небедные пассажиры. Вот у такого-то вагона встретила странника небольшая толпа во главе с его вчерашним нанимателем. Переминался с ноги на ногу высокий юноша в светло-голубом костюме и атласной рубашке с пышным жабо и кружевными манжетами. Слуга с двумя огромными баулами, полная женщина в платье горничной и хрупкая девушка в скромном дорожном плаще и небольшой вещевой сумкой в руках держались чуть поодаль.
-Ага! - Воскликнул толстяк, завидев своего нового работника. - Вот он!
Взял юношу под локоть, подвёл к страннику.
-Этот господин... Как тебя зовут-то? - наморщил лоб.
-Тай Соланг.
-Что за имя такое?.. Ну, да бог с ним, - и снова повернулся к юноше. - Господин Соланг поедет с тобой. Слушайся его! И будь хорошим!
Юноша похлопал ресницами.
-А он меня не будет обижать?
-Он за тебя головой отвечает.
-Хорошо, - кивнул юноша. - Я буду слушаться, папа.
- Мальчик мой, - запричитала горничная, нагнула голову юноши и поцеловала его в лоб. - Да как же? Один! В чужой город!..
-Всё будет нормально, - прикрикнул на неё толстяк, отстранил сына от заботливой тётки. - Он мужчина в конце-концов!
-Дурак ты старый, - вздохнула горничная. - Дитё он и есть дитё!
-Ничего, - устало отозвался глава семьи. - Всё образуется.
-Я скоро вернусь, Айшенька, - юноша всхлипнул, погладил тётку по щеке.
-Давай лезь в вагон... Мия!
Девушка в плаще встрепенулась.
-Проводи Никаса.
Странник подал руку девушке, помогая подняться по ступенькам. Она поблагодарила его грустной улыбкой.
-Вот, - буркнул толстяк, вручая работнику кожаный кошель. - Это на расходы. Мальчик может чего-нибудь захотеть в пути, не жмись! Если случатся проблемы, телеграфируй.
-Можете не волноваться, - заверил заботливого отца Тай.
-Отправляемся! Отправляемся! - Вдоль состава шёл кондуктор, отмахивая зелёным флажком. - Прошу отъезжающих пройти в вагоны. Отправляемся!
Паровоз коротко свистнул, зашипел, запыхтел паром. Пассажиры заторопились. Последние объятия, поцелуи, наставления...
Состав потихоньку тронулся, когда странник запрыгнул на подножку.
-Пирожки-то! Пирожки! - спохватилась горничная, на бегу сунув ему маслянистый горячий узелок. - Мальчик поест. Берегите его!
-Всё будет в порядке, - Тай помахал ей рукой.
* * *
-Пройдите в купе, господин, - проводник закрыл наружную дверь. - Не положено тут стоять.
-Я хотел подышать.
-Не положено! Вот за чаем приходите. А так - в купе. Праздно шататься не положено. Из вагона в вагон ходить не положено.
-Строго у вас, - покачал головой пассажир.
-Порядок таков! Ступайте, господин, на место, ступайте! И вы, госпожа.
Девушка подала руку.
-Меня зовут Мия.
Тай пожал её прохладные узкие пальцы.
- Господин Соланг...
-Просто Тай.
-Тай, - улыбнулась девушка. - Красиво. И необычно.
-Сокращённо от Тайрэн. Но лучше Странник. Меня чаще именно так называют. От имени, признаться, даже отвык.
-Хорошо, - кивнула Мия. - Господин Странник, моё купе по соседству с вашим...
-Вы няня юноши?
-Скорее, гувернантка. Воспитательница. Если будут проблемы, обращайтесь. Прошу извинить, мне надо переодеться.
Она вошла к себе и закрыла дверь.

Никас, забравшись с ногами на диванчик, с упоением смотрел в окно.
-Как интересно! - оглянулся на секунду на попутчика. - Я первый раз катаюсь на поезде! Папа сказал, что путешествие - это подарок мне на день рождения. Правда, здорово?
-Гм, - сказал Странник. - Э-э-э... у тебя очень заботливый папа. Такой внимательный!
-Да, - радостно улыбнулся юноша. - Он хороший.
Так странно и необычно было наблюдать за физически достаточно взрослым молодым человеком, остановившимся в умственном развитии годах на шести. До сих пор Страннику не приходилось иметь дело с такими людьми, и он не представлял, как себя вести. Ладно, два дня уж как-нибудь потерпеть придётся. Хорошо, что только два. Но путешествие из-за этого потеряло весь шарм.
-Чаю? - заглянул в приоткрытую дверь проводник.
-Да, пожалуйста, - отозвался Странник, раздумывая, не пригласить ли Мию? - Три стакана.
Проводник застелил откидной столик белоснежной кружевной салфеткой, поставил три бокала, исходящих ароматным паром, маленькую вазочку с конфетами.
-Я хочу пирожков!
-И где я их возьму?
-Айшенька дала вам, я видел, - обиженно заметил Никас.
-Ах, да. Прости.
Странник достал узелок, вручённый ему в последний момент няней.
Юноша подгрёб себе кучу жареных лепёшек, одну штучку подвинул попутчику.
-Вы тоже кушайте.
-Благодарю. Я не голоден - он глотнул чая, огненно горячего, горьковатого, крепкого.
-Хочу писать, - радостно заявил Никас.
Странник поперхнулся.
-Тебе сколько лет?!
-Двадцать два. Почти. Скоро будет.
-Настоящие крутые путешественники, - промокнул губы салфеткой, - в двадцать два года самостоятельно ходят на горшок.
-Но я же не знаю, куда идти? - Развёл руками юноша.
-Ладно, - вздохнул Тай и подумал, что может плата за работу на самом деле не столь уж высока, как показалось вначале? - Пошли.
Потом Никас ещё некоторое время смотрел в окно на проплывающие горы, в пролесках грибообразных деревьев с желтоватой листвой, речки, маленькие поселения, притулившиеся у подножий холмов и, наконец, задремал, подсунув под голову диванную подушку с роскошной гобеленовой вышивкой.
Странник убрал в багажный ящик брошенные на дороге баулы с вещами великовозрастного младенца, задумался на миг и вдруг встретился взглядом со странно потемневшими глазами попутчика.
-Привет, - произнёс тот голосом на полтона ниже обычного.
-Ещё чего-то хочешь? - устало спросил Странник. - Опять на горшок?
Юноша протянул руку, и Тай машинально пожал. Ладонь была сильная, сухая и горячая, а не прохладная и влажная как раньше.
-Я - Ник.
-Да знаю.
-Нет, не знаешь, - улыбнулся углом рта. - Никас - это он. А я Ник. Чтоб отличать.
-Угу, - кивнул Странник, с тоской подумав, что сюрпризы, оказывается, не кончились, и самое интересное впереди. Синдром раздвоения личности, например... Впрочем, следовало ожидать, что легко не будет. Несмотря на заверения работодателя. За «легко» не сулят несметные суммы.
-Я могу говорить с тобой, только пока он спит.
-Угу.
-Ну и что ты гукаешь, как младенец? Выпить есть?
-Не пью.
-Я тоже не люблю, но это единственный способ подержать дурачка спящим. Просто имей ввиду.
Ник упруго поднялся, оглядел себя, свой туалет в кружавчиках. Фыркнул.
-Вот урод! Ещё бы слюнявчик нацепил!.. Где вещи?
Достал из баула штаны из тонкой замши, простую суконную рубашку, кожаный жилет со множеством карманов. Переоделся. Голубой нарядный костюм с жабо и оборками сунул в мусорный ящик в углу.
В дверь постучали. Вошла Мия. Улыбнулась радостно.
-Ник! - кинулась ему на шею.
-Привет, малышка, - парень скупо улыбнулся и отстранил свою гувернантку. - У нас мало времени. Давно в пути?
-Часа четыре, - ответил Странник. Он переводил взгляд на Мию, на юношу и пытался понять, что же означают все эти перемены?
-Слушайте внимательно вы оба. Завтра вечером, когда приедем... - он вдруг замолчал, наморщил лоб, словно силясь что-то вспомнить. Потом сказал обычным голосом:
-Госпожа Мия? Добрый вечер. Как хорошо, что вы зашли. Давайте выпьем чаю! Все вместе! У меня ещё остались пирожки. Целых два!
Мия сникла. Вздохнула.
-Нет, Никас, спасибо. Я немного устала. Пойду к себе.
Странник вышел за ней в коридор.
-Вы хотели поговорить, Мия?
-Да... Н-нет, ничего срочного. Потом. Ещё будет время. Извините меня.
Странник пожал плечами и под строгим взглядом проводника (не положено праздно находиться в коридоре!) прикрыл дверь.
-Так что насчёт завтра? - спросил юношу. Тот удивлённо поморгал.
-А что будет завтра?
-Ничего. Наверное. Надеюсь. Главное - чтоб не очередной сюрприз, - и добавил с надеждой, - может, ты ещё поспишь?
-Не, я не хочу спать, - задумался. - Когда я сплю, иногда вижу сон. Один и тот же. Как будто я - совсем не я, а другой - сильный, волшебный. Только не очень добрый. У вас такое бывает?
-Нет. Я вообще снов не вижу.
-Давайте поиграем! В тринк. Умеете? У меня есть, - полез в сумку, достал расписную коробку.
Сложная игра с множеством фигур, передвигаемых по определённым траекториям по разлинованной на круги и квадраты доске - правила Странник знал, но играл нечасто. Однако игра увлекла, и остаток дня, как ни старался, он проигрывал не слишком умному юноше партию за партией. Тот радовался своим победам, подпрыгивал, размахивал руками. Грустно и трогательно выглядел этот великовозрастный ребёнок, добрый, искренний, наивный, полный восторга ко всему, что его окружает. Странник вспомнил взгляд Ника, изучающий, настороженный, с затаённой печалью... Кто они - Ник и Никас? Две половины одной личности? Или же два разных человека, соединённых в одном теле невесть каким колдовством или шуткой природы?
Должно быть, он задремал, потому что, когда встрепенулся, в купе был один, а за тонкой стенкой, где расположилась Мия, слышались голоса, мужской и женский, разговоры, смех. Стоит ли пойти проверить? Слов не разобрать, но мужской голос явно знакомый. Да и девушка совсем не зовёт на помощь. Решив подождать развития событий, Странник погасил свет, сходил к проводнику за новой порцией чая, наслаждался его горячей терпкостью, смотрел в окно, думал, сколь же разнообразно проявление жизни во вселенной! Во всех отношениях.
Через пару часов пришёл Ник. Он что-то мурлыкал под нос, и от него пахло спиртным.
Скинул башмаки, улёгся на свой диван, закинув руки за голову. Вздохнул довольно, сыто.
-Ты выпил?!
-Да, чуть-чуть, - отозвался из полумрака. - Ради дела. Надо было поговорить с Мией. Я не люблю алкоголь, ты не подумай. Просто на меня он не так быстро действует, как на Никаса. Но всё-таки... - он бормотал уже почти неразборчиво, проваливаясь в сон, - всё-таки действует... А мне спиваться нельзя...
И засопел, задышал ровно. Странник покачал головой и приоткрыл окно, впуская свежий воздух, растворивший лишние запахи и переживания длинного дня.
* * *
Проснулся сразу, резко, как всегда. Не сразу понял, от чего. От взгляда! Никас пристально смотрел на него в свете разгорающегося дня.
-Почему у вас серебряные волосы?
-Это краска, - Странник пригладил шевелюру. - Я недавно... ремонт делал одному богачу. Краска дорогая и въедливая оказалась.
-А можно я потрогаю? - восторженным шёпотом попросил Никас. Прикоснулся пальцем к сверкающей пряди. - Красиво! Я тоже хочу! Краска... И на руках?
Странник невольно глянул на руки, где от кончиков пальцев почти до локтей протянулись серебристые полосы.
-Да. И на руках.
Он повязал на голову косынку, натянул перчатки.
-А я понял, - поделился открытием Никас. - Вы не хотите, чтоб видели, да?
-Ты правильно понял. Я не люблю лишних вопросов.
-Я не буду спрашивать, - пообещал юноша. - А у меня тоже есть секрет! Я вам расскажу.
-Не надо, если это секрет.
-Но вы же мне рассказали свой! Сейчас...
Он покопался в сумке и достал небольшую мягкую игрушку - онилона, искусно сшитого из кусочков кожи. Рыжеватая зверушка с длинным пушистым хвостом смешно топорщила острый носик, кокетливо посверкивала глазками-бусинками. Странник улыбнулся.
-Хороший зверь. Твой друг?
-Да, - Никас погладил игрушку. - Это Алси. Все вокруг - и папа, и Мия, - говорят, что я большой, что играть неприлично. А я не играю. Она просто всегда рядом. Мне с ней хорошо и тепло; и ей со мной тоже, я знаю! - он улыбнулся застенчиво и прижал игрушку к груди, - Только вы не говорите никому про Алси, ладно? Особенно Ему.
-Кому? Отцу?
-Нет, - поджал губы юноша. - Тому, Второму. А то он выбросит. Костюм мой выбросил. Зачем? Хороший костюм был, нарядный. Мне нравился... Не говорите, ладно?
-Не скажу, - пообещал Странник, решив не вникать в тайны сложной двойной личности своего попутчика.

В середине дня они пообедали в вагоне-ресторане. Мия в кружевной блузке и узкой длинной юбке старалась походить на учительницу, хотя выглядела моложе своего рослого подопечного, несмотря даже на строгий «старушечий» узел на затылке, в который забрала русые волнистые волосы. Красавицей девушка не была, однако свежесть юности хоть и не добавляла яркости её лицу, но придавала облику чистоту и миловидность. Большие серые глаза, лёгкий румянец, веснушки на вздёрнутом носике, пухлые губки «бантиком», - сама вчерашняя школьница, но Никас её слушался. Когда она говорила, в его глазах вспыхивало обожание, даже если Мия отчитывала за несоблюдение этикета за столом. Никас вёл себя как ребёнок. Он вертелся, хныкал, что кашу не хочет, замирал с ложкой, не донесённой до рта, заглядевшись на что-то интересное за окном.
Поезд меж тем давно миновал населённые места и катил то по жёлтой степи, где резвились стада диких ариксов, то сквозь горы, поросшие редким лесом, а после - низким колючим кустарником. Иногда дорога сужалась настолько, что с одной стороны прижимаясь к горе, обрывалась в пропасть прямо за окном поезда. Выглядело это жутковато, однако, никого из пассажиров не волновало и не пугало.

К вечеру приехали в Ханпур, маленький провинциальный городок, что приютился у подножия потухшего вулкана. Вулкан давно оплыл, потерял внушительный вид, но всё ещё напоминал о временах былой славы огромным кратером на вершине. На склонах пасли животных, брали камень для построек, распахивали терраски под огороды. Грозная гора, лишившись природной разрушительной силы, стала для людей источником жизни, потому что за небольшой грядой простирались сухие жёлтые степи, в изобилии поросшие колючими кустарниками, непригодными ни для еды, ни для чего другого. Горели, правда, они ярко и жарко, но в краях, где тёплых солнечных дней девять десятых года, вопрос топлива актуально не стоял.
Крошечный вокзал городка играл по совместительству роль рынка. Прибывших пассажиров встречало блеянье и фырканье животных, призывные крики торговцев. Купить можно было всё: от свежего молока и мяса до кирпичей и даже боевых фрато в упряжи, взиравших на суету вокруг с философским спокойствием и полнейшим равнодушием.
-Как здесь здорово! Как красиво! - Никас чуть ли не прыгал от восторга, что выглядело бы очень странным, учитывая его немалый рост. - Смотрите, тележка! Какая славная! Давайте покатаемся!
И потащил свои баулы к повозке с дремлющим на козлах возницей. Запряжённый в повозку арикс тоже спал, свесив голову почти до земли и лишь изредка вздрагивая и переступая с ноги на ногу.
-Нас должны встретить, - Мия высматривала кого-то в толпе. - А! Вот и он!
Помахала рукой невысокому кругленькому пожилому господину, продирающемуся сквозь толпу.
-Мы здесь, господин Рос! Сюда!
-Фу! - тот, кого она назвала Росом, отряхнулся, поправил одежду, сбившийся на бок тюрбан. - Народу сегодня, как никогда. Прибытие поезда - это настоящий праздник для всех... Здравствуйте! - протянул руку Страннику. - Меня зовут Итан Рос. Я управляющий господина Тусса. Мия! - он коснулся ладонью чалмы и слегка поклонился девушке.
-Моя миссия, похоже, закончена, - заметил Странник. - Вы должны дать мне какую-то бумагу...
-Ну, не здесь же! - развёл руками управляющий. - Я всё напишу дома. Отдохнёте с дороги, переночуете. Всё равно обратно поезд пойдёт только завтра вечером. А где мальчик?
Никас уже сидел в тележке. Рядом громоздились его баулы. Если для кого ещё и осталось место, то разве что для онилона. Игрушечного.
Управляющий перебросился парой слов с возницей, махнул рукой куда-то вперёд. Возница кивнул.
-Ц-цо! - натянул вожжи, причмокнул. Арикс проснулся, задрал голову и издал короткий рык в небо. Тележка неторопливо покатила по грунтовой, сухой, укатанной до звона дороге в сторону города у вулкана. Следом на повозке побольше и попросторней отправились остальные участники экспедиции.
-Зачем эта ограда? - спросила Мия о внушительном частоколе столбов вдоль дороги. В некоторых местах ещё сохранилась натянутая меж столбами сеть с выпирающими шипами, но большей частью столбы стояли просто колонной вех, убегающей далеко за границы города.
-Или это не ограда.
-Ограда, - кивнул управляющий. - Была когда-то. Только тех, против кого она возводилась, давно уж нет. Много лет. Но не сносить же! Вот и стоят. Напоминанием о тревожных временах, Ихра их забери, - помянул, вдруг имя забытого древнего бога.
-Вы о джаваках? Наверное, было страшно, - поёжилась Мия.
-Наверное, - согласился господин Рос. - Только юным девам ни к чему слушать всякие жуткие истории, да ещё и на ночь.

Грузный старый арикс неспеша перебирал ногами, и тележка, поскрипывая, катила сначала по широкой дороге от вокзала через весь город, затем свернула на боковую, чуть менее шумную и людную. Через два часа, во время которых Никас вертелся и с упоением разглядывал всё подряд - на что смотреть-то? Дома, люди... На улицу его не выпускали что ли никогда? - они приехали к большому одноэтажному зданию. Собственно почти все здания в Ханпуре имели по одному этажу, кроме разве что мэрии, украшенной ко всему небольшой мансардой с резным окошком и шпилем на крыше.
-Прошу, заходите, располагайтесь, - Рос пригласил гостей в дом. - Сейчас принесут напитки. О делах поговорим позже. Успеется.
Маленький щуплый с хитрющей физиономией слуга проводил Странника и Никаса в одну из комнат. Основную площадь её занимали две большие софы под атласными балдахинами - должно быть, верх роскоши и гордость владельца, потому что больше из мебели ничего не было. Если не считать низенького столика на кривых ножках, скорее декоративного - для табуретки низок и широк, для нормального стола... совсем уж неподходящий.

-Что ж, ночь переночуем, ничего. Раз хозяин настаивает,- Странник, не раздеваясь, лёг на софу, застеленную шёлком. В голове гудело от уличного шума и после длинной дороги.
-Можно я немного погуляю? - робко осведомился Никас. Он, казалось, совсем не устал.
-Нет! - резко сел Странник. - Не думаю, что это хорошая идея. Ведь ты не знаешь город, не знаешь людей. А если заблудишься? Где тебя искать потом?!
-Недалеко.
-Сиди здесь. Без меня или госпожи Мии из дома ни шагу. Я сейчас приду. Через пару минут. Поговорю с управляющим и сразу вернусь. Потом вместе сходим куда-нибудь.
Юноша уныло кивнул. Разулся, поставил башмаки на столик.
-Я голодный, - и прибавил грустно, - приходите быстрей.
В пару минут Странник не уложился, но вернулся довольно быстро. Однако Никаса нигде не было. Только баулы стояли нетронутыми там, где их оставили - посередине комнаты. И на столике рядом с башмаками приютилась небольшая корзинка, прикрытая тряпочкой.
-Та-ак! - Странник подождал немного, походил из угла в угол, выглянул в окно.
«Может, зря я с ним так ношусь? - подумал с досадой. - Не младенец всё же. Придёт? Куда денется?»
Время шло, Никас не появлялся. Допрос горничной, хитрого улыбчивого слуги и пары мальчишек-рассыльных показал, что «молодой юнош» мог пойти в увеселительный парк в паре кварталов от дома. Отказавшись от сопровождения (совсем за смешную сумму, господин!), Тай помчался в указанном направлении.
В зале, наполненном дымом, прыгающими в такт незатейливой, но очень громкой музыке подростками, обнаружился Никас у барной стойки в обществе ярко накрашенной девицы, экономно завёрнутой в отрез светлого шёлка.
-Господин Соланг! - обрадовался юноша. - Познакомьтесь. Это Сатья, моя подружка. Правда, она красавица?
Он взял со стойки бокал с красноватой жидкостью, залпом выпил. Поморщился.
-А говорили - вкусно!
Странник молча сгрёб его за шиворот и потащил к выходу.
-Здесь весело,- захныкал Никас. - Я хочу потанцевать! Ну, почему нельзя?
На улице, где было чуть-чуть прохладнее, чем в зале, путешественникам улыбались, похлопывали по плечам, норовили пожать руки многочисленные прохожие, молодые и не очень молодые, но все ослепительно белозубые, смуглые и все на одно лицо. Тай продирался сквозь дружелюбную толпу, как ледокол через торосы, стараясь сохранять невозмутимость.
-Я папе пожалуюсь. Он тебя уволит и накажет, - парнишка бубнил и вдруг замолк на полуслове.
Тай остановился, развернул подопечного лицом к себе.
-Ты умеешь о других думать? Или только о собственных желаниях? Мия в обморок упала от одной мысли, что с тобой может что-то случиться!
-Лучше надо было следить за дурачком, - спокойно ответил... Ник? - Сам виноват. Я тебя предупреждал. Дал бы ему глоток вина. Или привязал к стулу, на худой конец.
-Кому «ему»?! Ты о себе говоришь!
-Да нет же! Как ты не поймёшь?
-И не хочу понимать, - покачал головой Странник. - Мне надо просто выполнить поручение. Чем скорее, тем лучше. А с тобой пусть папочка возится. И метаморфозы твои терпит.
-Ничего, - снисходительно кивнул Ник. - Привыкнешь. И запомнишь, что меня обидеть трудно.
Они прошли мимо высокого старинного здания храма необычной архитектуры. Каменные кружева колонн, барельефы древних богов, многокрылые птицы, - всё в нём восхищало обилием изящных деталей, тонкостью работы. Только Страннику почему-то не хотелось сейчас любоваться шедеврами местного зодчества.
-Что-то я не помню здесь этого сооружения.
Не хватало ещё заблудиться в незнакомом городе.
-Иди за мной, - Ник двинулся куда-то в боковую тёмную улочку. Он шёл уверенно, то и дело куда-то сворачивая. Тай помнил, что он-то шёл всё время прямо!.. Однако, через полчаса они вышли к своему дому, хотя и с другой стороны.
Их встретили шум, крики, чьи-то рыдания. И резкий запах гари. Из дома напротив валили чёрные жирные клубы дыма. Они почти не рассеивались в воздухе, но сползали по стенам, собираясь на земле в огромную растекающуюся лужу. В окнах метались тёмно-красные языки пламени.
-Ребёнок! - Кричала какая-то женщина. - Спасите ребёнка!
Она рвалась в дом, её не пускали. Она продолжала кричать, пока без чувств не опустилась на землю и не замолчала. Лезть в бушующий огонь смельчаков не нашлось.
Ник, в два огромных прыжка добежав до объятого пламенем строения, рванул дверь и скрылся внутри. Всё произошло так быстро, что никто не успел его задержать. Толпа замерла в ожидании развязки.
Через пару минут, чёрный от копоти, отчаянно кашляющий, юноша показался в дверях, держа на руках крепко прижимающегося к нему мальчика лет пяти...
* * *
-Ты герой! - Мия всхлипывала, смеялась, целовала Ника в перепачканные чёрные щёки. - И негодяй! Ты ж мог погибнуть! Что тогда было бы?! Со всеми нами!
-Хватит, - он устало отстранил от себя девушку. - Мне бы умыться сейчас. И переодеться.
Шагнул в комнату, остановился вдруг.
-Не входи, - перекрыл дорогу Мие.
-Ну, что же ты? Что там? - Мия подпрыгнула, заглянула через его плечо. Ахнула, оглянулась на Странника. Посередине комнаты, на полу, раскинув руки, вниз лицом лежал хозяин дома.
-Господи! - пролепетала Мия. - Что с ним?!
Ник подошёл, присел на корточки и попробовал перевернуть тело. Расшитая узорами рубашка управляющего зашевелилась на груди, из-под неё потекла чёрная, поблёскивающая лента. Поднялась длинная шея, увенчанная треугольной головкой, раздулась капюшоном. Замелькал раздвоенный язычок.
-Ник, - негромко и очень спокойно произнёс Странник, - не делай резких движений... Попробуй отойти. Медленно!
-Я не боюсь змей.
Рептилия не обращала на него никакого внимания, сверля глазками-бусинками Странника и продолжая раскачиваться. Мия, замерев в ужасе, смотрела на змею округлившимися глазами, готовая то ли закричать, то ли упасть в обморок.
-Надо вызвать стражу.
-Да?- Ник мельком глянул на Тая, что-то выискивая на теле покойника. - Оно тебе надо - объясняться, что это не мы убили?
-Его наверняка змея укусила!
-Точно. Вот следы на шее. Перламутровая кобра - довольно редкое животное и очень опасное! А тут в центре города, в богатом доме... И сразу после нашего приезда.
-Что с того? Мало ли откуда она могла приползти!
-И домик с собой принесла, - Ник кивнул на корзинку, сиротливо стоящую на столе. Только платок, которым она была прикрыта, валялся на полу. - Тут сидела. Сможешь доказать, что корзинка не наша?
-Ты как-то странно спокоен...
-Если начну вопить от страха и размахивать руками, что-то изменится? Конечно, мне страшно! - резко бросил Ник. Поднялся. - Но у нас нет времени. Думать, рассуждать, оправдываться. Всё - потом. Сейчас надо спешить.
-Можно узнать, куда ты собрался?
-Не я, - Ник шарил в одном из своих баулов, доставая какие-то вещи. Запихивал всё в рюкзак, наскоро, не заботясь об аккуратности. - Мы все. В Зеркальный мир, - глянул на Странника. - И ты будешь нашим проводником.
-Хм! - вскинул брови Странник.
-Что «хм»? Хочешь сказать, что тебе не под силу открыть портал? И что ты там не был?
Он бросил рюкзак на пол, подошёл к Страннику, сдёрнул с его головы платок.
-Можешь дурачка убедить, что у тебя волосы испачканы краской. И руки, которые ты прячешь в перчатках. Но я не дурачок. И знаю про очень мелкую и очень въедливую пыльцу растения «сашш», которое встречается только в Вангмарре, Зеркальном мире. А ты - вовсе не простой наёмный работник, каким пытаешься казаться.
-Что происходит? - Мия переводила глаза с одного мужчины на другого.
-Собирайся, - бросил ей Ник. - Мы уходим.
-Да, - залепетала девушка. - Давайте уйдём. Я боюсь.
-Берите только самое необходимое. И через чёрный ход - на улицу. Никто из слуг нас не видел. Сможем уйти незаметно.
Он осторожно прикрыл дверь, а затем бесшумно нырнул в один из боковых коридоров.

Страницы: 1, 2



Просмотры: 280Комментарии: 0
Комментарии: 1
Имя *:
Email *:
Код *:

Дизайн © Евгений Хонтор


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0