Леонард Попов: "Дорога Олхо"


Почти трое суток длились затухающие постепенно сражения. От Тааше ни на шаг не отходил Лан-Ра, он почти без перерыва жевал древние зёрна, от него пахло ции, и глаза его были затуманены наркотиком. Но, разрушая себя, он творил чудеса: хватало прикосновения, и с пальцев соскальзывала искра - больше сотни джавак бились в пыли, скрученные судорогой. Он и другие из рода Лан-Ра расплатятся ещё не скоро - на них прекратится великая династия.
После недели боёв земля была залита чёрным соком, крестьяне выжигали яд и предавали огню закаменевшие трупы джавак, чтобы отрава не впиталась в почву. Но через три дня, и через десять - снова пришли джаваки. В городе вспышки лихорадки уже вызывали тревогу, болели воины, болели дети и кормящие матери, которым не помогали волшебные травки и амулеты, даже если обвешать ими весь дом.
Людей пытались лечить, иногда их даже спасали, но скот жгли, едва животные начинали слабеть.
Спустя две недели войско истаяло, заболевшие кидались в битву первыми, и товарищи их гордились, что не было среди воинов ни одной джаваки.
Если существуют предчувствия - то они не давали покоя Ши-Мансу и тревожили его по ночам. Даже когда нападения стали редкими, а заболевших почти не осталось. Мучимый сомнениями, он пришёл к Золотому Богу, спросив об элхавах.
-Не пытайся понять их. - Сказал Ихра,вара. - Ты только думаешь, что можешь постичь, но они всего лишь прочертили линию, отделяющую одну эпоху от другой. Не было для них земель и рабов - они пришли, как наказание и уйдут, как отпущение грехов, когда люди будут готовы отпустить их.
Но странные предчувствия не оставляли Тааше, потому, лишь только стихли сражения, он собрался в свой последний одинокий поход. Как год назад, он шёл по дороге Олхо и, хотя у него не прибавилось и не убавилось вещей в рюкзаке, он чувствовал - что-то неуловимо и навсегда изменилось, нечто, вышедшее за пределы круга.
Не было разницы, в какую сторону идти. Дорога назад вела в будущее, как возвращение начинало новый виток, когда всё прощено, когда после пыльной бури из-под песка проклёвываются первые ростки. По этому пути можно идти только в одиночестве - так пришлось оставить Ива, одержимого желанием увидеть элхав. Оба знали, что больше никогда...
Тишина поразила Тааше, когда он подходил к городу элхав. И запах - земли, цветов, разнотравья. Меж плит пробивались молодые листья, и яркие чашечки цветов, в которых возились насекомые и нектарницы-наяны. Едва зазвучали шаги Ши-Мансу, пугливые ороши бросились врассыпную: в пустом городе цокот миниатюрных копыт разнёсся, как звук рассыпанного зерна.
Первого элхаву Тааше увидел у самых ворот - как сброшенная чешуя лежали железные пластины, на которых не осталось плоти. В пятидесяти метрах от первого лежал второй. И третий. И все они - в городе, похожем на кладбище, где металл, как кости, умел хранить память.
Тааше представил, как степные волки, урча, выедают внутренности умерших от голода элхав...
Но в железных панцирях словно никогда не было жизни и разума. Как ни старался Тааше - он ни нашёл в поблёскивающих останках черепов и тонких крыл.
Ши-Мансу отыскал Олхо в центре города, элхава приподнял голову, приветствуя своего последнего гостя, которого дожидался долгие месяцы. Спокойный, как скала, даже когда один за другим покидали его элхавы - он ждал. От долгой неподвижности крылья Олхо слиплись, а железные пластины тронула ржа. И хоть ржавая чешуя сползала с его тела, вокруг дракона клубилось серебряное сияние...
Спустя три дня Тааше уже возвращался обратно, спрашивая себя, был ли смысл в путешествии по дороге элхав. Одно только точно - прошлое похоронено с драконами, оставившими эти земли.
-Ты пришёл ко мне бродягой, - сказал Олхо охотнику. - А уйдёшь Императором Золотого Мира...
Металлическая чешуя осыпалась с его тощего тела, обнажая тёплую живую кожу, и дракон, взмахнув крыльями, исчез в золотистых перистых облаках... Тааше остался, наконец-то осознав, что ничего не было: ни войн, ни джавак, ничего. А то, что будет - начинается только сейчас.
И когда он подходил к Аттарами, то чувствовал тёплый запах оживающей земли и прорастающего зерна, а ему навстречу бежали дети и заливисто лающие онилоны, и с громыхающих телег с впряжёнными ариксами приветствовали его улыбающиеся крестьяне.

Страницы: 1, 2



Просмотры: 231Комментарии: 0
Комментарии: 4
Имя *:
Email *:
Код *:

Дизайн © Евгений Хонтор


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0